Круглый стол «Религия и смертная казнь» / Выступление Посла Франции в Беларуси Мишеля Ренери [fr]

21 июня 2013 года, Минск

Добрый день, уважаемые дамы и господа!

Прежде всего, я хотел бы поблагодарить организаторов за приглашение на это мероприятие и за предоставленную мне возможность здесь выступить. Для меня это очень важно. Так как, и, полагаю, вы знаете об этом, позиция моей страны в данном вопросе непоколебима: Франция выступает против смертной казни по всему миру и при любых обстоятельствах. Мы напоминаем об этом при каждом подходящем случае, в том числе, когда приговор к высшей мере наказания оглашается в одной из наших стран-союзниц, например, в США. Говорю об этом, чтобы опередить возможные замечания с вашей стороны. Вы можете убедиться, в том, что все так и есть на самом деле, просмотрев сайт МИДа Франции или нашего посольства, где есть целая рубрика, посвященная смертной казни.

А теперь, если позволите, перейду непосредственно к моему выступлению, в котором буду говорить о конкретных фактах, говорящих самих за себя. Франция - светская республика, мой долг - придерживаться официальной позиции, но это не мешает мне иметь личный взгляд на происходящее.

11 апреля 2011 года ужасный взрыв в минском метро унес 15 жизней, а более двух сотен человек получили ранения разной степени тяжести. 14 июня 2013 года к смертной казни был приговорен убийца молодой девушки, который нанес ей 102 ножевых ранения. Уже имея эти два примера, мы можем говорить, что смертная казнь не выступает в роли устрашающего наказания.
А если не в этих целях, то тогда я просто не понимаю, для чего Беларусь остается единственной страной на европейском континенте, где все еще применяется высшая мера наказания. Я знаю официальное объяснение: за смертную казнь высказался белорусский народ на референдуме 24 ноября 1996 года, и опросы общественного мнения по сей день показывают, что большинство белорусов выступает за ее применение.

Я работаю в Минске уже три с половиной года, и, думаю, за это время, я смог достаточно близко познакомиться с белорусами. Вы очень «мирные люди», и вы с гордостью и полным правом заявляете об этом в первых строчках своего национального гимна. И именно поэтому мне непонятно, в чем вы кардинально отличаетесь от литовцев, поляков, русских - от своих европейских соседей, с которыми имеете общую историю. Вашими общими предками были Мицкевич и Скорина, они построили Мирский замок и резиденцию в Несвиже, они принесли в Европу свои знания, одарили ее своими ценностями. Почему же, основываясь на общем наследии, белорусский народ выбрал совершенно другой путь по такому важному общественному вопросу, как смертная казнь?

У истоков мы все идентичны. И французы, и белорусы, и северные европейские народы, и южные. Те ужасные преступления, о которых я говорил в самом начале своего выступления, вызывают у нас всех только одну реакцию. Проявление именно этого чувства я заметил, читая комментарии на форуме «TUT.BY» на мою точку зрения по отмене смертной казни. Хотя я, со своей стороны, старался быть предельно корректным, и с уважением относиться ко всем позициям. Так вот это чувство называется ненавистью. Да, да, это обыкновенная человеческая ненависть. Когда я просматривал фотографии минского метро после взрыва, когда я побывал на месте трагедии на следующий день, когда я встречался с пострадавшими, в глубине себя я испытывал ненависть по отношению к тем, кто пролил кровь невинных жертв.

Но должна ли ненависть управлять решениями ответственных политических деятелей? Я так не считаю. Поэтому именно в данный момент такие общественные единицы, как Церковь, должны вступить в игру и внести ясность в ум и сердца людей. В Европе Церковь, как социальный институт, может относительно свободно высказывать свою позицию. Но никто не вправе помешать священнослужителям, которые ежедневно с головой погружаются в проблемы прихожан, усмирять их энергию ненависти, направлять ее в другое русло.

Вот у меня перед глазами декларация Белорусской Православной церкви, опубликованная 13 декабря 2011 года на официальном сайте «church.by». Теперь, когда я перед вами не в первый раз выступаю, и мы уже неплохо друг друга знаем, я могу вам со всей искренностью сказать, что сделанное два года назад заявление мне кажется сыроватым и сложным. С момента появления Старого завета и Евангелия, Церковь не переставала работать над осознанием места человека в обществе. Жестокое и унизительное отношение к людям, пытки, но также и смертная казнь - все это проявления насилия против человека, который был создан по образу и подобию Господа. И все это касается даже самого ничтожного из нас. Именно поэтому в мае 1998 года, Его Святейшество Алексей II, Патриарх московский и всея Руси заявил. Начало цитаты: «Высшая мера наказания это преднамеренное убийство, нарушение библейских заповедей, которые призывают не убивать». Конец цитаты.

Независимо от вероисповедания, мы разделяем твердое убеждение в том, что только у Бога есть право распоряжаться жизнью и смертью. Сложно найти основание, для того, чтобы сделать Государство исключением из этого утверждения. В современном мире у Государства есть другие способы, для того, чтобы вершить правосудие.

К тому же, Православная Церковь имеет здравую позицию в отношении человеческих ошибок. Также она полноправно не готова признать непогрешимость находящегося во главе Католической Церкви Папы. Данная догма создает дискомфорт у многих верующих католиков, и у меня в том числе. Мне бы также очень хотелось, чтоб Белорусская Православная Церковь высказалась за непогрешимость трибунала и судей. К сожалению, по обе стороны Атлантики, мы имеем множество примеров непоправимых судейских ошибок.

Поверьте мне, французы не испытывают к преступникам любви и сочувствия. Франция, даже чаще, чем другие страны, подвергается террористическим атакам за свои смелые и непоколебимые позиции в конфликтных регионах на планете. На французской территории также совершались террористические акты, которые уносили жизни наших граждан. Однако это не заставило нас ни на йоту отступить от нашей позиции против смертной казни. Через несколько недель после трагедии в минском метро, произошел другой террористический акт, уже в Марракеш. Там погибло несколько французских туристов. Это была большая трагедия для родных пострадавших, но, несмотря на это, они обратились к судье с просьбой не выносить виновным смертный приговор.

Я здесь перед вами сейчас выступаю совсем не для того, чтобы читать морали или учить вас жить, я хочу поделиться с вами опытом своей страны. В 1981 году, министр юстиции Робер Бадинтер, который, кстати, приезжал в Беларусь три года назад, выдвинул законопроект об отмене смертной казни во Франции, хотя наше общество в то время в своем большинстве выступало против данной реформы. Это был отважный шаг. Парламент Франции проголосовал за отмену высшей меры наказания, несмотря на расхождения в политических слоях. С того момента прошло 30 лет, но Франция не сожалеет о сделанном выборе.

Вначале необходимо создать условия для дискуссии, что дает сегодняшний круглый стол. Но затем социальные институты должны принять эстафету, чтобы дать возможность каждому высказаться. Отмена смертной казни это не только политическое решение, которое могут принять только высшие эшелоны власти. Это, прежде всего, вопрос морали и совести, вопрос, который полностью вписывается в пастырские учения Церкви. Как в Беларуси, так и в любой другой стране.

Спасибо за внимание./.

опубликован 24/06/2013

В начало страницы